Отчего Москва стоит?2011-02-07

Тост «стоять» очевидным образом олицетворяет верт.. Причисленный в контекст столица «Москва» ухудшает его знач., что послужило предлогом в угоду сотворения экспозиции в Гридчинхолле и розыска новоиспеченных представлений в безвыходном, казалось бы, в угоду живописца стереотипе.

Выставка «Заслуживает» - это же симбиоз разнородных чувств по предрасположению не совсем только к родимому городку в особенности, да и к городку в общем, к центру, основательности и неуязвимостям нашумевших его людей. Это же - воинственно-патриотическое «3-ий Рим, Москва, заслуживает, а четвертому не бывать». Это же - соответствующие над населенным пунктом тени жития. Это же горделиво-оптимистическое отождествление городка с Ванькой-встанькой. Это же - критически-безнадежное чувство застоя. Это же - стояние в пробках и скачущее на «О» в высказываньи «заслуживает» удар..

Несогласия, установленные в базу выставки «СТОИТ», появляются не столько на концептуальном уровне, сколь в точном, сексуальном осмыслении работы. Метровые литеры «М О С К В А С Т О И Т» покрыты прoбкой, однако их видящую хрупкость компенсируют безумные пружины, на которых они зафиксированы, и кои отдают их по прошествии хоть какого удара в упруго-вертикальное афоризм. Они во отношениях размера, формы, материала и авиатехник, в экстраординарной, забавной миссии предметов. Но и сама пробка как только кратковременно обретается в сонном состоянии: на открытом воздухе или же в бутылочке, когда угодно она в состоянии перевоплотиться в нездоровую всевластию, благословляющую пешехода или же люстру на потолке.

Оживотворяя с финала восьмидесятых в Берлине, Воронцов собственным созиданием попробовал связать анекдотизм столичной концептуальной выучки и идеологию западноевропейских манер. Вследствие удался бесконечный идиотизм.

Никита Алексеев: «Сeргей Воронцов возник на столичной красивой террасе во 2-ой половинке восьмидесятых, был одним из основоположников, купно со Свеном Гундлахом и Николаем Овчинниковым, «серии симуляционной музыки "Средн. Возвышенность"». Он принадлежит к кружку меньшего поколения столичных концептуалистов, однако занимает в тих вельми чудаковатое позиция – созидание Воронцова снаружи не несет порог акцентированного интеллектуализма, ему же не присущи ветвящиеся ментальные констр.; вразрез, оно очень вещественно, к тому же, – материально.»

Юлиана Бардолим



Назад в раздел