Портреты Роб. Уилсона в фонде "Екат.; до 11 ноября2011-01-04

В фонде культурности «Екатерина» распахнулась странная выст. «VOOM. Столичной публике он популярен по бенефису «Учитель Баттерфлай», который он становил на нашем террасе Объемного театра. Уилсон – единственный из самых нужных наигранных продюсеров жгучести, логичный, кровный живописец. Поpтреты Роберта Уилсона». На этот раз, молва, идут переговоры о очередной публикации Уилсона в Большущем, сейчас оперы «Аида», ну а до поры до времени мы можем взглянуть на созидание эрудиты под некоторое количество альтернативным ракурсом.

На выставке предоставлены 25 видео-портретов различных внятных, громогласных граждан – от принцессы Монако Кар. до Шона Пенна. Абсолютно все предложенные Уилсоном гранд-кокет экзотичны и скоропостижны, и тот и другой изображение сопровождается созвучным звукорядом. Всякой собственной фотомодели Уилсон выбирает доказательный, животрепещущий лик, и более ему же, по понятию создателя, пропорциональный. Так-то, для примера, Миша Барышников уполномочен в виде Благочестивого Себ., Стив Бушеми – мясника, Изaбелла Роcселини – или марионетки, или мяльтяшной девки, вроде Сейлор Мун. Абсолютно все поpтреты демонстрируются на плазменных пан. отвесного масштаба. Всё это же в купе с затемненными залами дозволяет сделать лучше непроходимо сплошные, лаконичные образы.

Вот что Уилсон повествует о собственных портретах: «Пишущий эти строки призадумался о про., связанных с видео в финале 70-х годов, и первейшими, кого утолял, были галльский бард Луи Арагон, пар. Проект демонстрировался о ту пору по-всякому, зависимо от государства: в Швейц. в пер. футбольных матчей, во Франции как афиша, ну а в Скандинавии как рисунок опосля завершения телевизионных схем. О ту пору приступила воплощаться семантика «фамильного альбома». Пишущий эти строки помышлял, что туго было бы располагать вид. на oстaновках, в автобусах, в поездах, на беспроглядных спинках самолетных кресел. Элен Роша и остальные светские величины. Это же предстало типа планом в угоду жизнедеятельности, как пламень в камине».

В угоду теперешней выставки Москва предстала 3-м принимающим населенным пунктом, до это же портреты были предоставлены только что не в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе.

«Многое мои работы беззаботны, так как как скоро люди замирают, они желательно понимают свои движения и знаки. Сило и маломощность – сам-друг альтерната, на которых построены эти портреты. А портреты попросту то, на что надобно смотреть».

Что греха таить, портреты завораживающи в собственной медленности. Абсолютно все образы лиричные, прочно на чем свет стоит шуточные и яростно красивенькие. Однако по щучьему велению, присмотревшись, приостановив воззрение на фотомодели, ты подмечаешь, что она задувает, что её замерзшие в солнечном знаке руки едва подрагивают, а глазища подмигивают. Вообщем, вся выставка вырабатывает по-хорошему экстремальное воспоминание. За счет того, что большая часть моделей предоставлено хладнокровными, позирующими живописцу, при 1-м взоре представляется, что преддверие тобой привычная, непредвзятость сколько-нибудь весомая, маркетингового своего рода рентгенограмма. То, что композитор представляется продюсером, отр. и на его портретах – в их желаньи к театральности, во интересе к знаку, в видимой публикации рисунки, за живописностью которой он наблюдает. И это же изумительно и здорово.

Выставка продолжется до 11 ноября по адресу ул. Кузнецкий мост, д.21/5, стр. один.



Назад в раздел